asotsial (asotsial) wrote,
asotsial
asotsial

«Элитное» потреблятство non-stop или ползучая дерусификация?

Несколько слов о том, зачем лидер костромских единоросов призвал уничтожить культурное наследие России

Мне всегда казалось, что одно из замечательных постсоветских отличий Костромы от столицы нашей Родины Москвы состоит в том, что в Костроме отношение властей предержащих к архитектурному наследию минувших времен более или менее человечное. Ведь и вправду, исторические здания в нашем городе не сносились так безжалостно, как это происходило в Москве.

Но совсем недавно представился случай, да еще какой, убедиться в том, что в плане сбережения культурного наследия предков костромские законотворцы под стать своим столичным коллегам.

Сайт костромской областной думы оповестил костромичей и других граждан России о следующем: председатель этого учреждения Алексей Анохин, он же секретарь регионального отделения Единой России, предложил законодателям ЦФО идею упрощения выведения объектов культурного наследия из соответствующего гос.реестра.

Дадим слово сайту обл.думы:

«Председатель Костромской областной Думы Алексей Анохин сегодня принял участие в заседании Совета законодателей ЦФО в г.Орел.
Руководитель областного парламента озвучил инициативу костромских законодателей об исключении объектов культурного наследия регионального и местного значения из единого государственного реестра. По мнению депутатов это необходимо для упрощения и сокращения процедур согласования по использованию таких объектов.
Сегодня в Костромской области более 3,5 тысяч памятников археологии, архитектуры, истории и культуры, монументальной живописи.  В Реестре регионального значения значится  2815 зданий и сооружений. Многие из них были включены в Реестр в советские годы по принципу революционной целесообразности: например, светелка, где занимался кружок молодежи в 1915-1917 гг. или  дом, в котором жила одна из участниц революционного движения. С точки зрения архитектурной или культурно-исторической многие такие здания высокой ценности не имеют. При этом содержать и охранять такие объекты очень дорого. Только на экспертизу требуется  не менее 30 млн. рублей.  Кроме того, 322 постройки числятся лишь на бумаге, т.к. утеряны в результате разрушений и пожаров. На то, чтобы исключить их из Реестра уходят годы согласований. Эта проблема касается не только Костромской области, но и большинства субъектов РФ. Костромские законодатели предлагают передать регионам право определять историческую значимость того или иного объекта.»
- http://kosoblduma.ru/press/article/Istoricheskoe_nasledie.html .

Не знаю, как у тебя читатель, а у меня возникло острое желание … как бы это сказать, чтобы не нарушить Уголовный кодекс… разобраться с Анохиным прямо здесь и сейчас.
УК я, конечно, не нарушу, но разобраться с  зарвавшимся «законотворцем» считаю своим долгом.

А для эффективности этого данное высказывание Анохина следует проанализировать.
Итак, мы имеем следующее.  Гражданин Анохин, как следует из вышеприведенного фрагмента текста,  от имени депутатов обл. думы заявляет, что  выводить объекты культурного наследия из гос.реестра на уровне местных органов власти надо «для упрощения и сокращения процедур согласования по использованию таких объектов». И мне не кажется, что я буду оригинален, если предположу,  что под использованием Анохин имеет ввиду личное использование толстосумами того или иного конкретного дома, сооружения и пр. Какие имеются основания так считать, спросите вы? Очевидные, отвечу я вам.
Смотрим ролик :


Если кто не в курсе, поясню, что дом, разрушающийся в кадре, представляет собой один из исторических памятников, который до революции входил в ансамбль зданий Соборного причта. На момент обрушения он был, согласно некоторой доступной мне информации, собственностью одного из костромских депутатов. Так что уместно предположить, что заказ таких вот «эффективных собственников» во власти и продавливает Анохин. А может, и не только таких. Точно можно сказать одно: проигравшим будет подавляющее большинство населения России, поскольку оно лишится своего культурного наследия, т.е. всего того культурного многообразия, которое было создано простыми трудовыми людьми русского прошлого - нашими предками.

Но это не все. Обращает на себя внимание такой фрагмент разбираемого текста:
«В Реестре регионального значения значится  2815 зданий и сооружений. Многие из них были включены в Реестр в советские годы по принципу революционной целесообразности: например, светелка, где занимался кружок молодежи в 1915-1917 гг. или  дом, в котором жила одна из участниц революционного движения. С точки зрения архитектурной или культурно-исторической многие такие здания высокой ценности не имеют.»
Ты понял, читатель? По словам Анохина, среди архитектурных объектов, которые надо исключить из списка охраняемых, много построенных в советское время. Тебе это ничего не напоминает? Мне вот напоминает пресловутый «ленинопад», устроенный бандеровскими нацистами на Украине…

Я не склонен считать, что пусть и один из главенствующих чинов, но всего лишь не самой крупной, в т.ч. экономически, области может выносить собственные инициативы подобного рода. Значит, по-видимому, за ним стоят крупные силы внутри центральной власти. И, видимо, они могут быть заинтересованы как в приобретении зданий, представляющих историческую ценность, так и в десоветизации, реализуемой через выведение памятников советского прошлого из гос.реестра с их последующим уничтожением. А что, все вполне законно и как бы даже «культурно»: никаких бандеровских орд, никаких костров на площадях. Открыли же недавно в бывшем Ленинграде памятную доску в честь гитлеровского соратника Маннергейма , так почему не смастерить столь же цивильно десоветизацию в Костроме?

Но продолжим рассмотрение заявления Анохина.
«При этом содержать и охранять такие объекты очень дорого. Только на экспертизу требуется  не менее 30 млн. рублей.  Кроме того, 322 постройки числятся лишь на бумаге, т.к. утеряны в результате разрушений и пожаров. На то, чтобы исключить их из Реестра уходят годы согласований. Эта проблема касается не только Костромской области, но и большинства субъектов РФ.» - так говорится в сообщении на сайте костромской обл. думы.

Не возникает ли у тебя, читатель, вопрос: а не вы ли, гражданин Анохин сотоварищи напрямую ответственны за столь отвратительный результат культурной политики в регионе? Не по вашей ли вине все эти утраченные памятники оказались утрачены? Не вы ли их не сохранили? Не вы ли не выделили необходимые деньги для их сохранения? И, кстати, куда оказались потрачены те средства, за счет которых эти памятники нашего прошлого могли бы сохраниться, а не исчезнуть с лица земли?

И теперь Анохин призывает не усилить меры по сохранению памятников русской истории, а узаконить эту дерусификацию, а прежде всего, как нетрудно понять, десоветизацию, в государственных масштабах! И тут трудно не вспомнить заявление бывшего министра финансов РФ, участника «оранжевых» событий 2011-2012 г.г. А.Кудрина, ныне заместителя председателя Экономического совета при Президенте России, о необходимости снятия геополитического напряжения между Россией и странами Запада. Ведь такой мощный дерусифицирующий удар по национальному самосознанию, как массовая утрата памятников национальной истории, последствия которого будут сказываться в течение многих поколений, может стать не только мощным подспорьем в снятии этой напряженности, но и просто уничтожит в перспективе русское национальное самосознание. После чего ни о какой напряженности между Россией и Западом и думать не будет оснований. Потому что России после этого просто не будет.

Мне не кажется, что Анохин нацелен именно на такой результат. Но думаю, что он не отдает себе отчета о масштабе последствий озвученных им законодательных мер, отрабатывая заказ заинтересованных лиц, которые, очень может быть, совсем не чужды "элитным" кругам - как внутри страны, так и за ее пределами. И которые вполне способны заплатить таким образом за новые возможности, открываемые принятием такого законопроекта.

Хотя говоря о последнем интересном моменте в высказывании Анохина, а именно о его словах о том, что «костромские законодатели предлагают передать регионам право определять историческую значимость того или иного объекта», не стоит забывать о банальном коммерческом интересе персонажей, не вписанных в элитные сообщества на уровне государств - как оккупировавших органы власти, так и просто сделавших немалые деньги в постперестроечное время. Согласитесь, удобно получается: и интересы «элитариев» соблюдены, и собственный карман пополнить за счет распродажи национального наследия куда как проще…

Кстати, если соотнести предлагаемый Анохиным способ выведения архитектурных объектов из госреестра – через решение региональных властей - то это будет подозрительно напоминать ведение в Костроме природоохранной, если можно так ее назвать, политики - тоже через волеизъявление местной, городской власти. Результат этой политики таков, что в ближайшие годы Кострома может лишиться едва ли не всех своих зеленых зон – легких города. И вот теперь депутаты обл.думы готовы подвести такой же итог существованию в Костроме памятников архитектуры, являющихся национальным состоянием.

Возвращаясь в завершение рассуждений к вопросу, озвученному в их заголовке, хочу сказать: скорее всего, уместно говорить не о потреблятстве или дерусификации, а о потреблятстве и дерусификации - как продолжении только потреблятства для менее амбициозных обитателей местного (и не только) "элитного" биоценоза, и о дерусификации в комплексе с тем же потреблятством для более амбициозных его представителей.

Сможет ли нынешнее поколение русских людей – граждан Костромщины отстоять наследие предков от т.с. «властей загребущих» - покажет время. И по итогам станет ясно, могут ли они, эти жители Костромского края не только по праву называться русскими, но и считать себя его гражданами, а не обитателями.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments